Реклама / Advertising

Любовь ветерана. «Однажды ты встретишь ее»

Фото: Historica Canada

Любовь ветерана. «Однажды ты встретишь ее»

Канадский ветеран, ныне 98-летний Рег Харрисон, четырежды чудом оставался жив, когда его бомбардировщик сбивали немцы. Об этом сообщает CBC.

Когда в 1939 началась Вторая Мировая война, 17-летний Рег гонял по ферме своих родителей в Саскачеване, взбивая пыль и поднимая в воздух стаи кузнечиков.
Сам он никогда не хотел заниматься сельским хозяйством, но мечтал стать пилотом.

В 1941 парень стал рекрутом Королевской Канадской Военной Авиации и прошел специальные курсы подготовки в столице своей провинции Реджайне.
Здесь он сдружился с Доналдсоном Рендаллом Холловеем из Оттавы.

Тот часто писал письма своей невесте Джин Вудс и настаивал на том, чтобы его новый приятель тоже черкнул ей пару строк.

Наконец, в 1943 оба закончили авиашколу и погрузились в Галифаксе с другими на отправлявшийся в Великобританию теплоход.
В Уорвикшире они закончили еще и курсы «повышения квалификации».

Примерно через месяц он попал в свою первую авиакатастрофу. Заканчивая курсы, он отправился в полет с более опытным экипажем.
Никто не ожидал, что 500-фунтовая бомба застрянет в люке, и когда самолет опустился, фугас взорвался, разорвав на части самолет.

Харрисон вернулся в казарму после 10 недель, которые он провел в госпитале с ожогами и узнал, что его дорогой друг погиб во время тренировочного полета.

Впервые после этого он сам написал невесте товарища свое собственное письмо, где говорилось, что если бы Бадди остался жив, то они бы оба приехали навестить ее в Оттаве.

Отправленный в 13-й раз на уже боевое задание летчик не смог поднять свой бомбардировщик в воздух: у него отказал двигатель, и груженая машина закрутилась на взлетной полосе и врезалась в каменную стену.
Пилота выбросило из кабины на крыло, и он потерял сознание.
Пришлось наложить 30 или 40 швов, а нос его был сломан.
Еще через 10 дней Харрисон вернулся в строй.

Переживший две аварии летчик получил прозвище Crash («крушение», «крах», «авария»).

Никому было невдомек, что ему предстоит попасть в похожую беду еще дважды.

В августе 1944 его экипаж, попавший в жуткие погодные условия, вынужден был покинуть самолет и спускаться на парашютах. Под ними были свои, поэтому на сей раз обошлось без серьезных травм.

Еще через три месяца в бомбардировщик случайно попали снаряды из своих же зениток, но аппарат удалось посадить, правда, частично на «брюхо», с одним колесом на шасси.

«Я никогда не считал себя героем», — говорит о себе ветеран, который, по его словам, действительно чувствовал себя счастливчиком.

Добравшись до квебекского Лашина, отправленный в отставку военный пилот позвонил Джин, но ее не было дома, а сам он постеснялся и сказал, что у него нет времени на визит.

Но, как он рассказывает, позже его заела совесть, и в январе 1945 он все же отправился навестить бывшую невесту друга в Оттаве.

«Она оказалась прекрасным, заботливым человеком».

Летом он приехал с визитом уже на 10 дней. Ухаживая за девушкой, Харрисон все же стеснялся сделать ей предложение, потому что сравнивал себя все время со своим красивым, высоким другом.

Все же, набравшись смелости, он попросил ее руки, и Джин ответила «да».

В замужестве она всегда носила два обручальных кольца, одно из которых — от своего погибшего жениха.

Вместе супруги прожили до 1990 года, когда Джин умерла от инфаркта.

Харрисон переехал в Саскатун, где живет теперь один.

Он часто вспоминает слова друга, который всякий раз, заканчивая письмо говорил: «однажды ты встретишь ее».

  • Поделиться новостью в:
Читайте регулярно новости на нашем канале мессенджера Telegram.
Заходите на нашу страничку в Твиттере.